DeepL: действительно самый точный переводчик в мире | Gadgets News

Больше четырех лет назад я провел небольшое исследование на предмет оценки качества переводов Google с переходом на машинное обучение. Но недавно мое внимание привлек онлайн-переводчик, разработанный скромной немецкой компанией DeepL и запущенный в 2017 — примерно в то же время, когда я делал свои тесты. И он оказался на удивление хорошим. Чтобы в этом убедиться, предлагаю ознакомиться с переводами текстов (три художественных, три политических и три «технических»), которые я анализировал в апреле 2017 — сделанными разными системами. Жирным выделены неверные переводы (выдающие непонимание смысла в тексте), курсивом — возможно не вполне корректные (хотя и допускаемые человеком, понимающим смысл переводимого текста):

Профессиональный перевод DeepL Google (2021) Google (2017) Microsoft Bing PROMT.One
In the corner of a first-class smoking carriage, Mr. Justice Wargrave, lately retired from the bench, puffed at a cigar and ran an interested eye through the political news in the Times В углу курительного вагона первого класса судья Уоргрейв — он недавно вышел в отставку — попыхивал сигарой и просматривал отдел политики в «Таймс». В углу курительного вагона первого класса мистер судья Уоргрейв, недавно вышедший на пенсию, попыхивал сигарой и заинтересованно просматривал политические новости в «Таймс». В углу кабины для курящих первого класса мистер судья Уоргрейв, недавно сошедший со скамейки, затянулся сигарой и с интересом просмотрел политические новости в «Таймс». В углу первоклассной курительной коляски мистер Юджин Уоргрейв в последнее время удалился со скамьи, пыхнул сигарой и внимательно просмотрел политические новости в «Таймс». В углу курительной кареты первого класса мистер Судья Уоргрейв, недавно вышедший на пенсию со скамейки запасных, пыхтел сигарой и с интересом просматривал политические новости в «Таймс». В углу курительной кареты первого класса мистер Джастис Варгрейв, в последнее время удалившийся со скамейки, пыхтел сигарой и пробежал заинтересованным глазом через политические новости в Times.
He laid the paper down and glanced out of the window. They were running now through Somerset. He glanced at his watch — another two hours to go. Вскоре он отложил газету и выглянул из окна. Поезд проезжал через Сомерсет. Судья подсчитал — ему оставалось еще два часа пути. Он отложил газету и выглянул в окно. Они проезжали через Сомерсет. Он взглянул на часы — осталось еще два часа. Он отложил газету и выглянул в окно. Теперь они бежали через Сомерсет. Он взглянул на часы — осталось еще два часа. Он положил бумагу и посмотрел в окно. Теперь они бежали через Сомерсет. Он взглянул на часы — еще два часа. Он положил бумагу и выглянул в окно. Теперь они бежали через Сомерсет. Он взглянул на часы — еще два часа до этого. Он положил бумагу и посмотрел в окно. Они бегали сейчас через Сомерсет. Он взглянул на часы — еще два часа ехать.
He went over in his mind all that had appeared in the papers about Indian 1 Island.
There had been its original purchase by an American millionaire who was crazy about yachting — and an account of the luxurious modern house he had built on this little island off the Devon coast.
Снова и снова он перебрал в уме все, что писалось в газетах о Негритянском острове. Первоначально его приобрел американский миллионер — страстный яхтсмен, который построил на этом островке неподалеку от берегов Девона роскошный дом в современном стиле. Он перебрал в уме все, что появилось в газетах об острове Индиан.
Там была и его первоначальная покупка американским миллионером, помешанным на яхтах, и рассказ о роскошном современном доме, который он построил на этом маленьком островке у побережья Девона.
Он мысленно перебрал все, что появлялось в газетах об Индийском острове. Первоначально его купил американский миллионер, который без ума от яхтинга, и рассказывал о роскошном современном доме, который он построил на этом маленьком острове у побережья Девона. Он вспомнил все, что появилось в газетах об Индийском острове.
Это была его первоначальная покупка американским миллионером, который был без ума от яхтинга, — и рассказ о роскошном современном доме, который он построил на этом маленьком острове у побережья Девона.
Он мысленно перехитнул все, что появилось в газетах об Индийском острове.
Его первоначальная покупка была куплена американским миллионером, который был без ума от яхтинга , и рассказ о роскошном современном доме, который он построил на этом маленьком острове у побережья Девона.
Он вспомнил все, что появилось в газетах об острове Индиан.
Там была его первоначальная покупка американским миллионером, который был без ума от яхтинга — и счет роскошного современного дома, который он построил на этом маленьком острове у побережья Девона.

1 По соображениям «политкорректности» в более поздних изданиях «Десяти негритят» Агаты Кристи Nigger Island был заменен на Indian Island.

Результаты DeepL впечатляют — все четыре перевода точны и максимально близки к литературному переводу. Один фрагмент в четвертом переводе к профессиональному переводу оказался ближе у Google, но общее впечатление портит неточность в другом фрагменте (которой Google избежал в 2017) и в трех предыдущих переводах.

Вслед за художественными попробуем оценить те из политических текстов, которые были не вполне точно переведены Google четыре года назад (переводы остальных политических текстов у него тогда получились весьма неплохо):

Профессиональный перевод DeepL Google (2021) Google (2017) Bing Microsoft PROMT.One
Long before Vladimir Putin came to power in 2000, the stage was set for Russia’s current confrontation with the west by the failure to achieve a transformed and inclusive peace order after the collapse of the Soviet Union. Почва для нынешней конфронтации между Россией и Западом была подготовлена задолго до 2000 года, в котором пришел к власти Владимир Путин. Проблема заключалась в том, что после распада Советского Союза мир и порядок не удалось установить на новых, равноправных условиях. Задолго до прихода Владимира Путина к власти в 2000 году, сцена для нынешней конфронтации России с Западом была заложена неудачей в достижении трансформированного и инклюзивного мирного порядка после распада Советского Союза. Задолго до прихода к власти Владимира Путина в 2000 году была подготовлена почва для нынешней конфронтации России с Западом из-за неспособности достичь трансформированного и всеобъемлющего мирного порядка после распада Советского Союза. Еще задолго до прихода Владимира Путина к власти в 2000 году была поставлена ​​точка для нынешнего противостояния России с Западом неспособностью добиться трансформированного и всеобъемлющего мирного порядка после распада Советского Союза. Задолго до того, как Владимир Путин пришел к власти в 2000 году, сцена для нынешней конфронтации России с Западом была подготовлена из-за неспособности достичь преобразованного и инклюзивного мирного порядка после распада Советского Союза. Задолго до прихода к власти Владимира Путина в 2000 году, нынешняя конфронтация России с Западом была создана неспособностью добиться трансформированного и инклюзивного мирного порядка после распада Советского Союза.
The gap between the proclaimed values of the Atlantic order and its practical manifestations can also be formulated as the gulf between principles and practices (the problem of “double standards”). This provoked Russia’s critique of western practices in defence of its proclaimed principles. Just as Russia has long positioned itself as the defender of the “true Europe” against the alleged degenerate actual version, Russia today claims to be the chief exponent of genuine European values that it asserts the west as a whole has lost. Naturally, this presumptuous claim is rejected by the west. But for Russia, the assertion of some sort of distinctive values is broader than a return to obscurantist conservatism and part of the larger reassertion of cultural and civilisational pluralism and diversity. The values challenge is also a challenge to the power system established at the end of the cold war. Разрыв между провозглашаемыми атлантическим порядком ценностями и их воплощением в реальности можно также назвать разрывом между принципами и практиками или проблемой «двойных стандартов». Именно эта проблема позволяет русским критиковать западные практики с позиции провозглашаемых Западом принципов. Долгое время Москва провозглашала себя защитницей «подлинной Европы» от её вырожденной современной версии. Сейчас Россия объявляет себя главной носительницей истинных европейских ценностей, которые, как она утверждает, Запад, успел в целом утратить. Западу, естественно, эти самоуверенные заявления не нравятся. Однако для России продвижение ценностей определенного рода означает не только возвращение к обскурантистскому консерватизму или попытку утвердить культурный и цивилизационный плюрализм. Взывание к этим ценностям с её точки зрения, — это также и вызов всей созданной в конце холодной войны политической системе. Разрыв между провозглашенными ценностями атлантического порядка и его практическими проявлениями можно также сформулировать как пропасть между принципами и практикой (проблема «двойных стандартов»). Это спровоцировало критику Россией западной практики в защиту провозглашенных ею принципов. Подобно тому, как Россия долгое время позиционировала себя в качестве защитника «истинной Европы» от якобы вырождающейся фактической версии, Россия сегодня претендует на роль главного выразителя подлинных европейских ценностей, которые, по её утверждению, Запад в целом утратил. Естественно, эти самонадеянные претензии отвергаются Западом. Но для России утверждение неких отличительных ценностей — это нечто большее, чем возврат к мракобесному консерватизму, и часть более широкого утверждения культурного и цивилизационного плюрализма и разнообразия. Вызов ценностям — это также вызов системе власти, созданной в конце холодной войны. Разрыв между провозглашенными ценностями атлантического порядка и его практическими проявлениями также можно сформулировать как пропасть между принципами и практикой (проблема «двойных стандартов»). Это вызвало в России критику западной практики защиты провозглашенных ею принципов. Подобно тому, как Россия долгое время позиционировала себя как защитник «истинной Европы» от предполагаемой дегенеративной актуальной версии, Россия сегодня заявляет, что является главным выразителем подлинных европейских ценностей, которые, как она утверждает, Запад в целом утратил. Естественно, Запад отвергает это самонадеянное заявление. Но для России утверждение каких-то отличительных ценностей шире, чем возвращение к обскурантистскому консерватизму и часть более широкого утверждения культурного и цивилизационного плюрализма и разнообразия. Вызов ценностей — это также вызов системе власти, сложившейся в конце «холодной войны». Разрыв между провозглашенными ценностями Атлантического порядка и его практическими проявлениями также может быть сформулирован как пропасть между принципами и практикой (проблема «двойных стандартов»). Это спровоцировало критику России западных практик в защиту её провозглашенных принципов. Подобно тому, как Россия давно зарекомендовала себя как защитник «истинной Европы» против предполагаемой дегенеративной фактической версии, Россия сегодня претендует на то, чтобы быть главным выразителем подлинно европейских ценностей, что она утверждает, что Запад в целом проиграл. Естественно, это самонадеянное требование отвергается Западом. Но для России утверждение каких-то отличительных ценностей шире, чем возврат к обскурантистскому консерватизму и часть более широкого подтверждения культурного и цивилизационного плюрализма и многообразия. Задача в области ценностей также является вызовом для энергетической системы, созданной в конце «холодной войны». Разрыв между провозглашенными ценностями атлантического порядка и его практическими проявлениями также можно сформулировать как пропасть между принципами и практиками (проблема «двойных стандартов»). Это вызвало критику Россией практики Запада в защиту провозглашенных ею принципов. Точно так же, как Россия долгое время позиционировала себя как защитника «истинной Европы» от якобы вырожденной фактической версии, Россия сегодня утверждает, что является главным представителем подлинных европейских ценностей, которые, как она утверждает, Запад в целом потерял. Естественно, это самонадеянное утверждение отвергается Западом. Но для России утверждение каких-то отличительных ценностей шире, чем возвращение к мракобесу и часть более широкого восстановления культурного и цивилизационного плюрализма и разнообразия. Ценностный вызов также является вызовом для системы власти, созданной в конце холодной войны. Разрыв между провозглашенными ценностями атлантического порядка и его практическими проявлениями также может быть сформулирован как разрыв между принципами и практикой (проблема «двойных стандартов»). Это вызвало критику Россией западных практик в защиту провозглашенных ею принципов. Точно так же, как Россия уже давно позиционирует себя защитником «истинной Европы» против предполагаемой вырожденной фактической версии, Россия сегодня претендует на роль главного выразителя подлинных европейских ценностей, которые она утверждает, что Запад в целом потерял. Но для России утверждение каких-то отличительных ценностей шире, чем возвращение к мракобесному консерватизму и часть более широкого подтверждения культурного и цивилизационного плюрализма и разнообразия. Вызов ценностям также бросает вызов энергосистеме, созданной в конце «холодной войны».
But the larger process of post-cold war adjustment and the emergence of an anti-hegemonic alignment of Russia, China and some other powers can hardly be called a new cold war. The original cold war was a regional confrontation with global implications, while the present seismic shift is a global process with regional implications. The anti-hegemonic powers now amplify Russia’s original demand at the end of the cold war in 1989: for a transformation of global politics based on a pan-continental peace order in Europe and a more pluralistic (and just) international system. При этом процесс изменения сложившегося после холодной войны порядка и совместные выступления России, Китая и ряда других держав против гегемонии вряд ли можно назвать новой холодной войной. Холодная война была региональной конфронтацией с глобальными последствиями, в то время как нынешний сейсмический сдвиг — это глобальный процесс с региональными последствиями. Выступающие против гегемонии державы сейчас выдвигают, по сути, те же требования, которые выдвигала Россия в 1989 году. Они добиваются трансформации глобальной политики на основе панконтинентального мира и порядка в Европе и более плюралистической и справедливой международной системы. Однако более масштабный процесс адаптации после холодной войны и появление антигегемонистского объединения России, Китая и некоторых других держав вряд ли можно назвать новой холодной войной. Первоначальная холодная война была региональной конфронтацией с глобальными последствиями, в то время как нынешний сейсмический сдвиг — это глобальный процесс с региональными последствиями. Антигегемонистские державы сейчас усиливают первоначальное требование России, выдвинутое в конце холодной войны в 1989 году: трансформация глобальной политики на основе панконтинентального мирного порядка в Европе и более плюралистической (и справедливой) международной системы. Но более масштабный процесс перестройки после окончания холодной войны и появление антигегемонистского настроя России, Китая и некоторых других держав вряд ли можно назвать новой холодной войной. Изначально «холодная война» была региональной конфронтацией с глобальными последствиями, в то время как нынешний сейсмический сдвиг — это глобальный процесс с региональными последствиями. Антигегемонистские державы усиливают первоначальное требование России по окончании холодной войны в 1989 году: трансформация глобальной политики на основе панконтинентального мирного порядка в Европе и более плюралистической (и справедливой) международной системы. Но более масштабный процесс корректировки после окончания «холодной войны» и возникновения антигегемонического расклада России, Китая и некоторых других стран вряд ли можно назвать новой холодной войной. Первоначальная «холодная война» была региональной конфронтацией с глобальными последствиями, в то время как нынешний сейсмический сдвиг представляет собой глобальный процесс с региональными последствиями. Антигегемонистские силы усиливают первоначальное требование России в конце «холодной войны» в 1989 году: для трансформации глобальной политики, основанной на пан-континентальном миропорядке в Европе и более плюралистической (и справедливой) международной системе. Но более масштабный процесс корректировки после холодной войны и появление антигегемонистского выравнивания России, Китая и некоторых других держав вряд ли можно назвать новой холодной войной. Первоначальная холодная война была региональным противостоянием с глобальными последствиями, в то время как нынешний сейсмический сдвиг является глобальным процессом с региональными последствиями. Антигегемонистские державы теперь усиливают первоначальное требование России в конце холодной войны в 1989 году: о трансформации глобальной политики, основанной на панактинентальном мирном порядке в Европе и более плюралистической (и справедливой) международной системе. Но более масштабный процесс перестройки после «холодной войны» и появление антигегемонического расклада России, Китая и некоторых других держав вряд ли можно назвать новой «холодной войной». Первоначальная холодная война была региональной конфронтацией с глобальными последствиями, в то время как нынешний сейсмический сдвиг является глобальным процессом с региональными последствиями. Антигегемонистские державы сейчас усиливают первоначальное требование России к концу холодной войны в 1989 году: к трансформации глобальной политики, основанной на панконтинентальном мирном порядке в Европе и более плюралистической (и справедливой) международной системе.

С переводом первого политического текста лучше справился нынешний Google, избежав ошибки своего предшественника, которая выдавала непонимание смысла в переводимом тексте. Перевод DeepL получился чуть менее литературным, но достаточно точным по смыслу. Во втором тексте оба переводчика споткнулись о the values challenge, но общий смысл остается понятным. Третий текст DeepL с Google перевели одинаково хорошо, при этом последний снова избежал допущенной в 2017 ошибки, выдающей непонимание смысла. Как уже рассказывал Gadgets News, относительно высокое качество текста на тему политики может быть связанно с возможным обучением нейросети на базе официальных документов ООН, ЮНЕСКО и других политических структур, на сайтах которых хранятся строго идентичные переводы тысяч документов.

В заключение предлагаю еще один трудный тест — перевод технического (хотя с таким определением можно и поспорить) текста:

DeepL Google (2021) Google (2017) Bing Microsoft PROMT.One
Last November, people from Brazil to Turkey to Japan discovered that Google Translate for their language was suddenly more accurate and easier to understand. That’s because we introduced neural machine translation — using deep neural networks to translate entire sentences, rather than just phrases—for eight languages overall. Over the next couple of weeks, these improvements are coming to Google Translate in many more languages, starting right now with Hindi, Russian and Vietnamese. В ноябре прошлого года люди от Бразилии до Турции и Японии обнаружили, что Google Translate для их языка стал более точным и понятным. Это произошло потому, что мы внедрили нейронный машинный перевод — использование глубоких нейронных сетей для перевода целых предложений, а не только фраз — для восьми языков в целом. В течение следующих нескольких недель эти улучшения появятся в Google Переводчике на многих других языках, начиная [прямо сейчас] с хинди, русского и вьетнамского. В ноябре прошлого года люди от Бразилии до Турции и Японии обнаружили, что Google Translate для их языка внезапно стал более точным и понятным. Это потому, что мы ввели нейронный машинный перевод — использование глубоких нейронных сетей для перевода целых предложений, а не только фраз — всего для восьми языков. В течение следующих нескольких недель эти улучшения появятся в Google Translate на многих других языках, начиная прямо сейчас с хинди, русского и вьетнамского. В ноябре прошлого года люди из Бразилии в Турцию в Японию обнаружили, что Google Translate для их языка стал более точным и понятным. Это потому, что мы ввели нейронный машинный перевод — используя глубокие нейронные сети для перевода целых предложений, а не просто фраз — на восемь языков в целом. В течение следующих нескольких недель эти улучшения появятся в Google Translate на многих других языках, начиная [прямо сейчас] с хинди, русского и вьетнамского языков. В ноябре прошлого года люди от Бразилии до Турции и Японии обнаружили, что Google Translate для их языка внезапно стал более точным и легким для понимания. Это потому, что мы ввели нейронный машинный перевод — использование глубоких нейронных сетей для перевода целых предложений, а не только фраз — для восьми языков в целом. В течение следующих нескольких недель эти улучшения появятся в Google Translate на многих других языках, начиная [прямо сейчас] с хинди, русского и вьетнамского. В ноябре прошлого года люди из Бразилии в Турцию в Японию обнаружили, что Google Translate для их языка внезапно стал точнее и проще в понимании. Это потому, что мы ввели нейронный машинный перевод — используя глубокие нейронные сети для перевода целых предложений, а не только фраз — для восьми языков в целом. В течение следующих нескольких недель эти улучшения поступают в Google Translate на многих других языках, начиная [прямо сейчас] с хинди, русского и вьетнамского.
Neural translation is a lot better than our previous technology, because we translate whole sentences at a time, instead of pieces of a sentence. (Of course there’s lots of machine learning magic powering this under the hood, which you can read about on the Research blog.) This makes for translations that are usually more accurate and sound closer to the way people speak the language. Here’s one example to show how much it’s improved: Нейронный перевод намного лучше, чем наша предыдущая технология, поскольку мы переводим целые предложения за раз, а не их фрагменты. (Разумеется, в основе этой технологии лежит множество технологий машинного обучения, о которых вы можете прочитать в блоге Research). В результате переводы обычно получаются более точными и более близкими к тому, как люди говорят на этом языке. Вот один пример, показывающий, насколько улучшился перевод: Нейронный перевод намного лучше, чем наша предыдущая технология, потому что мы переводим целые предложения за раз, а не части предложения. (Конечно, за этим скрывается множество волшебных средств машинного обучения, о которых вы можете прочитать в исследовательском блоге.) Это делает переводы, которые обычно более точны и звучат ближе к тому, как люди говорят на этом языке. Вот один пример, показывающий, насколько он улучшился: Нейронный перевод намного лучше, чем наша предыдущая технология, потому что мы переводим целые предложения за раз, а не части предложения. (Разумеется, есть масса машин, изучающих магию, которые подпитывают это под капотом, о котором вы можете прочитать в блоге Исследования.) Это делает переводы, которые обычно более точны и звучат ближе к тому, как люди говорят на этом языке. Вот один пример, чтобы показать, насколько он улучшен: Нейронный перевод намного лучше, чем наша предыдущая технология, потому что мы переводим целые предложения за раз, а не кусочки предложения. (Конечно, под капотом есть много магии машинного обучения, о которой вы можете прочитать в блоге Research.) Это делает переводы, которые обычно более точны и звучат ближе к тому, как люди говорят на [этом] языке. Вот один пример, чтобы показать, насколько он улучшен: Нейронный перевод намного лучше, чем наша предыдущая технология, потому что мы переводим целые предложения за раз, вместо кусочков предложения. (Конечно, есть много магии машинного обучения, питающей это под капотом, о которой вы можете прочитать в блоге Research.) Это делает переводы, которые обычно более точными и звучат ближе к тому, как люди говорят на языке. Вот один пример, чтобы показать, насколько он улучшен:
You’ll get these new translations automatically in most places Google Translate is available: in the iOS and Android apps, at translate.google.com, and through Google Search and the Google app. We’ll be introducing neural machine translation to even more languages over the next few weeks, so keep an eye out for smoother, more fluent translations.

Finally, please keep contributing to Translate Community! Our translations are still far from perfect, and it helps everyone using Google Translate when you suggest improvements.

Эти новые переводы будут доступны автоматически в большинстве мест, где есть Google Translate: в приложениях для iOS и Android, на сайте translate.google.com, а также через Google Search и приложение Google. В ближайшие несколько недель мы внедрим нейромашинный перевод в еще большее количество языков, поэтому следите за более плавным и беглым переводом.

И наконец, продолжайте вносить свой вклад в работу сообщества Translate! Наши переводы еще далеки от совершенства, и это помогает всем пользователям Google Translate, когда вы предлагаете улучшения.

Вы получите эти новые переводы автоматически в большинстве мест, где доступен Переводчик Google: в приложениях для iOS и Android, на сайте translate.google.com, а также через Google Search и приложение Google. В ближайшие несколько недель мы представим нейронный машинный перевод на еще большее количество языков, так что следите за более плавными и плавными переводами.

Наконец, продолжайте вносить свой вклад в сообщество Переводчика! Наши переводы все еще далеки от совершенства, и это помогает всем, кто использует Google Translate, когда вы предлагаете улучшения.

Вы получите эти новые переводы автоматически в большинстве мест. Переводчик Google доступен: в приложениях для iOS и Android, на сайте translate.google.com, а также через Google Поиск и приложение Google. В ближайшие несколько недель мы переводим нейро-машинный перевод на еще большее количество языков, поэтому следите за более плавным и более быстрым переводом.

Наконец, продолжайте вносить вклад в трансляцию сообщества! Наши переводы по-прежнему далеки от совершенства, и это помогает всем, кто использует Google Translate, предлагать улучшения.

Вы получите эти новые переводы автоматически в большинстве мест, где доступен Google Translate: в приложениях для iOS и Android, в translate.google.com, а также через Google Search и приложение Google. В течение следующих нескольких недель мы будем внедрять нейронный машинный перевод на еще большее количество языков, поэтому следите за более плавными и беглыми переводами.

Наконец, пожалуйста, продолжайте вносить свой вклад в сообщество Translate! Наши переводы все еще далеки от совершенства, и это помогает всем, кто использует Google Translate, когда вы предлагаете улучшения.

Вы получите эти новые переводы автоматически в большинстве мест Google Translate доступен: в приложениях для iOS и Android, в translate.google.com, и через Google Search и Google app. Мы будем вводить нейронный машинный перевод на еще больше языков в течение следующих нескольких недель, так что следите за более плавными, более свободно переводы.

Наконец, пожалуйста, продолжайте вносить свой вклад в Translate Community! Наши переводы еще далеки от совершенства, и это помогает всем пользоваться Google Translate, когда вы предлагаете улучшения.

По степени сложности технические переводы могут соперничать с художественными — и с ними DeepL справился просто блестяще. Как, впрочем, и Google — особенно если принимать во внимание его переводы 4-летней давности. Оба переводчика впечатляют тем, что there’s lots of machine learning magic powering this under the hood вполне литературно перевели как в основе этой технологии лежит (за этим скрывается) множество технологий машинного обучения, избежав нелепого подстрочника в старом переводе Google и остальных нынешних переводчиков в нашем испытании. Почему-то все переводчики кроме нового Google (включая DeepL) проигнорировали right now в первом тексте, из-за чего перевод получился не вполне точным. Такую же ошибку допустил Google в 2017 — но исправил её в 2021. Тем не менее, в отличие от нынешнего Google, DeepL не допустил ни одной ошибки, выдающей непонимание смысла — и даже сделал вполне литературную, улучшающую восприятие текста, замену «он» на «перевод» во втором тексте. Что определенно выдает понимание контекста всего повествования (или по крайней мере его части).

Если резюмировать, то по совокупности всех этих тестов DeepL превосходит всех своих соперников, включая Google. Из девяти переводов (три художественных, три политических и три «технических») не слишком грубые ошибки я усмотрел только в двух — но не зная исполнителя вполне допустил бы, что перевод делал человек, а не машина. Так что при всех шероховатостях, для меня DeepL вполне успешно прошел тест Тьюринга.

Свою статистику приводит и сама компания DeepL (по состоянию на январь 2020). В переводах 119 текстов из различных областей абсолютное большинство участвовавших в тестировании «вслепую» профессиональных переводчиков лучшими сочли переводы DeepL:

От своих конкурентов DeepL отличает и повышенная скрытность, поэтому никаких особых подробностей об используемой этой компанией технологии нет. В её ранних рекламных проспектах сообщалось об использовании сверточных нейронных сетей. Это довольно неожиданно, поскольку они обычно применяются для распознавания визуальных образов. В машинных переводах тогда традиционно использовались рекуррентные нейронные сети, которых уже вовсю вытесняют трансформер. Вполне вероятно, что на них и перешла DeepL в начале прошлого года, когда анонсировала новый прорыв в качестве перевода с помощью ИИ.

Ну и в заключение — еще по одному переводу:

Оригинал

Lightholler: Listen to this Sylvia: ‘The new White Star liner RMS Titanic is the largest vessel in the world. It is not only in its size, but the luxuriousness of its appointments that Titanic takes first place among the big steamers of the world. By the provision of Vinolia Otto toilet soap for her first class passengers, the Titanic also leads in offering a higher standard of toilet luxury and comfort at sea.’
Sylvia: Let me see!
Lightholler: For the first class passengers mind you, the rest don’t wash, of course.
[Mrs Bull indignantly nudges her spouse.]
Mr Bull: Excuse me sir, but are you a foreigner?
Lightholler: Eh?
Mr Bull: Or a radical perhaps? I ask because my wife and I find your sneering remarks in bad taste.
Lightholler: What’s that?
Mr Bull: Let those who wish to belittle their country’s achievements do so in private. Every Britisher is proud of the unsinkable Titanic.

Google

Лайтхоллер: Послушайте, Сильвия: «Новый лайнер White Star RMS Titanic — самое большое судно в мире. Не только своими размерами, но и роскошью оснащения «Титаник» занимает первое место среди больших пароходов мира. Предоставляя туалетное мыло Vinolia Otto пассажирам первого класса, «Титаник» также является лидером в обеспечении более высокого стандарта туалетной роскоши и комфорта на море».
Сильвия: Дай мне посмотреть!
Лайтхоллер: Обратите внимание на пассажиров первого класса, остальные, конечно же, не моют.
[Миссис Булл с негодованием подталкивает своего супруга.]
Мистер Булл: Простите, сэр, но вы иностранец?
Лайтоллер: А?
Мистер Булл: Или, может быть, радикал? Я спрашиваю, потому что мы с женой считаем ваши насмешливые замечания дурным тоном.
Лайтоллер: Что это?
Г-н Булл: Пусть те, кто хочет принизить достижения своей страны, делают это в частном порядке. Каждый британец гордится непотопляемым «Титаником».

DeepL

Лайтхоллер: Послушайте Сильвию: «Новый лайнер компании «Уайт Стар» RMS Titanic — самое большое судно в мире. Титаник занимает первое место среди больших пароходов мира не только по своим размерам, но и по роскоши своего оснащения. Предоставляя туалетное мыло Vinolia Otto для своих пассажиров первого класса, «Титаник» также является лидером, предлагая более высокий стандарт туалетной роскоши и комфорта на море».
Сильвия: Дайте посмотреть!
Лайтхоллер: Для пассажиров первого класса, разумеется, остальные не моются.
[Миссис Булл возмущенно толкает своего супруга].
Мистер Булл: Простите, сэр, но вы иностранец?
Лайтхоллер: А?
Мистер Булл: Или, может быть, радикал? Я спрашиваю, потому что мы с женой считаем ваши насмешливые замечания дурным тоном.
Лайтхоллер: Что это?
Мистер Булл: Пусть те, кто хочет принизить достижения своей страны, делают это наедине. Каждый британец гордится непотопляемым «Титаником».

Здесь, пожалуй, ничья с небольшим перевесом в пользу DeepL. В последней фразе «в частном порядке» звучит более грамотно, но пожалуй «наедине» точнее передает смысл в оригинале. И обратите внимание как DeepL разделил название компании и парохода.

We would like to thank the writer of this post for this incredible web content

DeepL: действительно самый точный переводчик в мире | Gadgets News